После моего крещения прошло больше двух лет, но каждый раз, когда я слышала молитву «Отче Наш», слова: « и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим», с болью отзывались в моём сердце. И чем больше я узнавала о Христе, тем больше понимала, что нет мне места рядом со Всепрощающим Богом потому, что не могла простить одного единственного человека, который причинил мне много боли и слёз. Эта боль жила во мне – 27лет.

  История банальна – вышла замуж, родила дочь, а через 10лет – сына. Все эти годы были полны проблем в связи с пьянством мужа. После каждой пьянки мне хотелось разойтись с ним, но ему удавалось меня отговорить. Второй ребёнок был не в моих планах, но так запланировал Бог. После его рождения я перестала говорить о разводе, чувствовала себя, как в ловушке, но моя любовь к мужу закончилась, я просто терпела.
  Через 3года он сам подал на развод, потому что полюбил другую. Через какое-то время третью… У него было 5 браков. Но не это важно, детей у него больше не было, только наших двое. Однако они ему были не нужны.
  Только Бог знает, как мне тяжело было одной вырастить детей, особенно сына. Не знаю, может у всех так, или только у меня: после развода было чувство стыда, как будто иду по улице голой. Поэтому, когда сын пошёл в 1класс и попросил, чтобы я не говорила, что у нас нет папы, я его понимала – ему было стыдно! И я поддержала сына. Но для детей из неполных семей давали бесплатные обеды, а мне приходилось платить, хотя материально было очень тяжело. Это было время, когда хлеб стоил 16 копеек, а проезд 5 копеек. Передо мной часто стоял выбор: ехать с работы на автобусе, или сэкономить на четвертинку хлеба. Но очень часто выбора просто не было, поэтому долгих 17 лет я не могла себе позволить пользоваться транспортом.
  Ни разу за все годы бывший муж не спросил, как я выживаю одна с двумя детьми, без квартиры, без поддержки. Наоборот, его слова и действия иногда повергали меня в шок. Однажды, увидев, что дочка выросла из пальтишка так, что рукава уже были почти три четверти, позвонил мне на работу и сказал: «Я видел дочь, у неё руки холоднючие, купи ей варежки».
  Всего раз за все школьные годы сына по моей просьбе взял путёвку в летний лагерь, в профкоме и то пришёл за деньгами. У меня не было слов…
  Один случай никогда не забуду: был какой-то момент безысходности, финансовый тупик. Сварила остатки крупы, накормила детей кашей, уложила спать, а у самой сердце разрывалось. Я ходила по крошечной комнатушке и жалела, что в домах гостиного типа нет газа. Мне хотелось открыть конфорки и лечь спать со своими детьми, чтобы всё это закончилось раз и навсегда. У меня больше не было сил… А потом я сама испугалась этой мысли, упала на колени и начала молиться, как могла. Моя бабушка была верующей, она рассказывала мне о Боге, когда я была совсем маленькой, а потом эта тема была закрыта потому, что отчим был коммунист.
  Но я точно знала, что детей даёт Бог. Я просила Его помочь потому, что Он мне их дал, а я не знала, что с ними делать, в той ситуации, я умоляла: «Господи, помоги мне хотя бы накормить их!»
  Это было просто отчаяние, молитва безысходности, без всякой надежды на ответ. Но Он ответил! Рано утром пришла знакомая и сказала, что её помощница заболела, а ей срочно нужны чехлы. Она знала, что я умею шить, и приехала с другого конца города. Странно было ещё то, что это была не совсем моя знакомая, а знакомая моих знакомых. Я была крайне удивлена, но я точно знала, что Бог меня услышал. Итак, я днём работала, а ночью шила чехлы и была несказанно счастлива потому, что могла сыну купить новые сандалии, а дочке школьную форму.
  Особенно тяжело было в переходный возраст сына, боялась что-то упустить, недоглядеть. Может, и перегибала. Раньше же не было мобильных, телефонов, задержался – бегу искать, а ему перед друзьями стыдно, да и за меня страшно, что по ночи хожу, ищу. Потом смотрю – не задерживается, что перевесило: страх или стыд? Не знаю, мне был важен результат. Однажды, пришёл выпивший, у меня просто земля ушла из-под ног! Больше всего на свете я боялась, что гены отца возьмут своё. Много говорила с ним, ставила в «пример» отца. Наверно, это было неправильно, но как могла…                
  Это фрагменты того, что пришлось пережить, пока вырастила детей. Была тяжела даже мысль, что их судьба никак не волновала отца.
  Дети выросли, нужно было дать им профессию, для этого нужны деньги. Единственный раз обратилась к нему, а он ответил: «Извини, не могу». Сказал – как отрезал, холодно и резко. Ведь не для себя просила, было особенно больно потому, что не ожидала такого ответа. Когда он был в тяжелых проблемах, я помогла ему устроиться на работу, да ещё и с повышением в должности, несмотря на его отношение к детям, просто потому, что он их отец.
  Я опять барахталась, как могла, но Господь помог мне и в этом, выучила! Слава Господу, что дети хорошими и добрыми выросли. Дочь через год после меня крещение приняла, а ещё через год – сына Господь чудным образом привёл к покаянию. Ради такого результата я готова была пройти этот путь ещё раз. Бог действительно знает, что для нас лучше. Теперь я это понимаю потому, что имею радость в Господе и в детях.
  Всё было бы хорошо, но грех непрощения давил на меня. Когда говорят: «время лечит», я этому не верю. Боль притупилась, но не ушла совсем, не отпускала. Я каждый день в молитве просила Господа помочь мне простить бывшего мужа, найти оправдание, понять его и избавиться от этого тяготеющего чувства.
  И вот известие – умер обидчик. Узнала, а в душе пусто – ничего! Ни прощения, ни сочувствия. Несколько дней я ходила сама не своя. Да что же я такая замороженная, уже умер, а я простить не могу. Не я же ему судья, да и плохого не желала никогда и сейчас ему вечной гибели не желаю, Господь всем судья! Говорят, что он молился перед смертью, возможно, Бог его простил, хотя о детях и перед смертью не подумал. За две недели до смерти женился в очередной раз, уже зная о своей смертельной болезни.
  Я злилась на него и после его смерти. Ну, какое прощение? Я не понимала его, и прощения не было в сердце, это продолжало тревожить меня.
  Прошло несколько недель, заболела я, температура поднялась и давление начало расти, плохо так стало, мурашки от кончиков пальцев до макушки. Думаю, что делать, одна дома. Пошла на кухню за водой. Молюсь, плакать хочется. Набрала стакан воды, взгляд на песенник упал и думаю: «Не буду плакать, буду петь!» Открыла первую страницу и запела сквозь слёзы «Бог нас от гибели спас», до третьего куплета дошла: «Если под мраком житейских скорбей пламень надежды погас, вспомните только хоть мыслью своей: Бог нас от гибели спас» - эти слова были, как цветущее дерево среди снежной зимы – удивительны и невероятны. Но это как раз то, что мне в тот момент было необходимо.  Я ощутила на физическом уровне, будто сверху накрыло меня чем-то тёплым и мягким. Не могу передать это чувство в точности, оно ни с чем несравнимо. И я успокоилась, и от сердца вся тяжесть отлегла. Я понимала разницу между  сказать: «Прощаю!» и действительно простить. Как будто мне Сам Господь сказал, что «навеки простил во Христе». Теперь это мой любимый псалом. И я поняла, что прощение только Бог может дать.
        Слава Господу!                                                                     
                                                                                                                    Жанна